Соловки: экскурсии в Соловецкий монастырь.

В.В.Скопин "Возникновение монастыря"

Из книги В.В.Скопина "На Соловецких островах".

   Северная земля издавна влекла людей своими богатствами. В лесах водился ценный пушной зверь, реки и озера изобиловали рыбой, морские берега открывали возможность солеварения. Однако из-за большой удаленности и трудных дорог освоение Севера шло медленно. Раньте других на завоевание "полунощных стран" вышли новгородцы. Они первыми основали промысловые поселения и становища, послужившие базой для дальнейшего продвижения к Белому морю.

   В XII—XIII веках происходит постепенная колонизация Карельского берега Белого моря, оттуда открывался кратчайший путь на Соловецкие острова. Вслед за промысловиками обширные, почти не занятые территории стали осваивать монахи. Их численность увеличивается к концу XIV столетия, когда на Руси утвердился новый тип монастыря-хозяйственника, жизнь в котором строилась на общежитийном уставе и производительном труде всех членов. Основателем одного из таких монастырей был крупнейший религиозный подвижник своего времени — Кирилл Белозерский. Сейчас трудно сказать, было ли это волей случая или следствием закономерности, но учеником Кирилла оказался будущий "начальник" Соловецкой обители — Савватий. Путь его на Соловки был не прост. После долгого проживания под руководством мудрого наставника и, видимо, после его смерти он в поисках "безмолвного" жития отправляется дальше на Север. Некоторое время он находит успокоение в малочисленном Валаамском монастыре на Ладожском озере. Однако вскоре и этот монастырь показался ему шумным, и он ищет одинокого пристанища на малоизвестном и удаленном в море Соловецком острове. Продвигаясь вдоль Карельского берега, он узнает от местных жителей, что остров велик и необитаем, что на нем много лесов и озер. Поморы, узнав о намерении престарелого монаха в одиночестве отправиться на остров, отговаривают его, ссылаясь на преклонный возраст и трудности в добывании пропитания. Советы мирян возымели действие, и уже вскоре Савватий находит себе попутчика в лице уже наезжавшего на Соловки пустынножителя Гетмана. В 1429 году, преодолев опасный двухдневный путь морем, монахи вступили на облюбованную землю.

   Первые годы жизни на острове складывались особенно трудно. Оторванность от материка, стихийная мощь природы наполняли жизнь постоянными лишениями. Суровый климат и скудная земля не способствовали развитию земледелия — кроме репы, ничего не удавалось вырастить. Для пополнения продовольственных запасов поселенцам приходилось обращаться к наезжавшим на остров промысловикам, а порой и самим отправляться на материк. На шестом году жизни монахов произошло несчастье. Во время отъезда Германа в Онегу неожиданно заболел и почувствовал близкую кончину Савватий. В одиночестве он отправляется на Карельский берег и там вскоре умирает. Строго говоря, Савватий не был основателем монастыря, но для будущего соловецкого монашества он несомненно является авторитетным старцем. Своими аскетическими подвигами он открыл инокам путь на Соловки, вдохновил их на будущее "благоустроение". Уже через несколько лет его мощи с почестями были перенесены на Соловецкий остров и захоронены в Спасо-Преображенском соборе.

   Меньшая известность ожидала Германа. Он не имел столь яркого послужного списка, был неграмотным и принимал на себя основную тяжесть материальных забот. Но именно благодаря ему спустя год после смерти Савватия на Соловки прибыл будущий деятельный организатор монашеского жития — Зосима. Сын богатых родителей из небольшого села Толвуи (на берегу Онежского озера), Зосима, желая отречься от мира, раздает имущество бедным и уходит в Поморье, на Суму-реку. Здесь он встречается с Германом, который подробно рассказывает ему о Савватий, об удобном расположении острова и возможности устройства на нем монастыря. В 1436 году, собрав необходимый "запас", они отплывают на Соловки.

   Составленные после смерти первых поселенцев жития идеализируют их деяния, но едва ли следует сомневаться, что эти люди отличались редким мужеством и практическим умом. Вокруг них быстро собрались преданные люди, образовалась крепкая религиозно-хозяйственная община, приступившая к деятельному обустройству избранной ими земли: "Тружахуся постом и молитвами купно же и ручным делом, иногда же землю копаху мотыгами, иногда же древеса на устои монастыря заготовляху и воду от моря черпаху, и даяху торженникам на куплю, и взимаху от них всяко орудия на потребу монастырскую, и во прочих делах тружахуся и рыбную ловитву творяху и тако от своих потов и трудов кормяхуся" — свидетельствует древнее житие.

   Соловецкая обитель возникла на землях, принадлежавших Новгородской феодальной республике. Из Новгорода присылают на острова первых трех игуменов и грамоту на право владения островами; от него получают они и первые земельные и морские промысловые угодья на материковом берегу, он же отныне начинает осуществлять административный и духовный контроль над небольшим северным монастырь-ком. После падения в 1478 году Новгородской республики Соловки входят в состав владений Великого князя Московского. Но это мало что изменило в правах монастыря. Новые власти были заинтересованы в существовании в пограничных северных районах миссионера, крепкого хозяина и защитника обширных территорий и потому не раз подтверждали право соловецких старцев (монахов) на владение островами. До середины XVI столетия Соловецкий монастырь мало чем отличался от других скромных северных обителей. В Описи 1549 года перечислены три скромно обставленные деревянные церкви, скотный двор, три соляных варницы, столько же водяных мельниц, рыболовные тони да двенадцать судов*. Незначительные пока земельные и водные угодья располагались на прилегавших к островам материковых побережьях. Скромность монастырского хозяйства этого времени была ярким контрастом к его последующему возвышению.