Соловки: экскурсии в Соловецкий монастырь.

Соловки с 1922 по 1939 г.г.

отрывки из "Справочника по ГУЛАГу"


   Соловки или Соловецкие острова - группа островов в Белом море у входа в Онежскую губу. Соловецкий (самый крупный, ок. 25 км с запада на восток и ок. 15 км с сев. на юг), Большой Мускалма, Малый Мускалма, Анзерский, Конд. К Соловецким о-вам принадлежал также о. Попов, километрах в 40 западнее Соловецкого. На С. о. был православный монастырь, действовавший с 15 в. до 1922 г. В монастырской тюрьме сидело в 19 в. десятка два раскольников и скопцов.

   Передача С. о. в распоряжение ГПУ В 1922 г. правительство передало в распоряжение ГПУ С. о. вместе с монастырем для размещения там заключенных из концлагерей в Холмогорах и Пертоминске.

   Соловецкие лагеря (С. л.) В рамках приготовлений к новому назначению чекисты разбили все монастырские колокола, монахов вывезли на работы в глубь России или застрелили; часть осталась на месте в живых и работала в лагере еще до середины 20-х гг. Несколько рубленых зданий сгорело, а также многовековая библиотека и архив. Монастырские ценности были разграблены.

   С. л. или СЛОН действовали с 1922 по 1939 г. Управление С. л. находилось в Кремле на Соловецком о-ве. Официально Соловецкие лагеря назывались Северные лагеря особого назначения (СЛОН). В постановлении СНК СССР от 10 марта 1925 г. (о переводе политзаключенных в политизоляторы на материке) С. л. названы "Соловецкими концентрационными лагерями ОГПУ".

   До 1929 г. С. л. были единственными советскими концентрационными лагерями, хотя уже с отделениями на материке. v 23. В 1930 г. все концлагеря ОГПУ были перекрещены в "исправительно-трудовые", а С. л. v в СКИТЛ. В 1934 г. ОГПУ было заменено НКВД СССР. Эти расположенные близ финской границы лагеря были ликвидированы в 1939 г., а все заключенные были переведены дальше. Немногочисленные соловецкие заключенные, которым удалось бежать за границу, принесли миру вести о Соловках уже в середине 20-х гг. Начальником УСЛОН был Ногтев, а Глеб Бокий, член Коллегии ОГПУ, был ответственным за лагеря ОГПУ. Оба были расстреляны во время ежовщины.

   Управление лагерями Управление С. л. находилось в Кремле на Соловецком острове. Горсточка чекистов занимала самые ответственные посты, а все прочие посты занимали заключенные-бытовики, бывшие чекисты. Вооруженная охрана состояла также из заключенных-бытовиков, бывших красноармейцев или чекистов. Заключенные, занимавшие эти посты, пользовались огромными привилегиями. Желая сохранить их любой ценой, многие из них превращались в оголтелых самодуров и садистов.

   Категории заключенных 1 июля 1923 г. были привезены первые 150 заключенных. В 1932 г. многие соловецкие заключенные были вывезены на стр-во ББК. С середины 30-х начали соловчан отправлять в Кемь. В первые годы различали три категории: а) политические; б) к-р (контрреволюционеры), которые вместе с политическими составляли около 80%; в) уголовники-рецидивисты (в т. ч. проститутки).

   К контрреволюционерам относились члены реакционных партий; бывшие царские сановники и чиновники; царские офицеры; конституционные демократы и члены др. нереволюционных группировок; духовенство всех вероисповеданий; богатые люди нерусские патриоты (украинцы, кавказцы и др.); русские, возвратившиеся из-за границы, поверив обещаниям большевиков; иностранцы; уцелевшие от резни кронштадтские матросы; тамбовские крестьяне; командиры Кр. Армии; социально опасные элементы; убийцы Войкова; китайские студенты; спекулянты; и др.

   Так как С. были лагерями особого назначения, то на тех, кто там находился, никакие амнистии не распространялись. Перед каждой очередной амнистией (в честь очередной годовщиной большевистского переворота) на С. завозились целые транспорты заключенных, к-рых ОГПУ хотело уберечь от амнистии. В связи с чрезмерной плотностью пенитенциарного населения в 1924 г. была предпринята разгрузка, в результате к-рой освобождено около полутысячи рецидивистов.

   До середины 20-х гг. у политических был ряд привилегий. Их не заставляли работать, и они жили отдельно. Некоторые с семьями. Им разрешались неограниченные дневные прогулки, спорт, диспуты (только в своем кругу), выписка газет и пр. 19 декабря 1923 г. возник спор между охраной и катавшимися на коньках политзаключенными. По ним был открыт огонь, были убитые. Но виновные не были наказаны. Вскоре начались групповые расстрелы по спискам ОГПУ. Все заключенные были распределены по ротам и взводам; особенной страстью к муштровке отличался зам. Ногтева Эйхманс; политических это не касалось. Контрреволюционеры помещались вместе с уголовниками, что существенно усугубляло их страдания; уголовники частенько проигрывали в карты их имущество, питание и даже головы и всячески их терроризировали.

   Работы Сперва работы производились для нужд лагеря: торфо- и лесозаготовки, лесосплав, рыбные промыслы, с/х, мехмастерские, кирпичный завод и пр. По мере развития этих работ С. л. стали обслуживать нужды ОГПУ, а к началу 30-х гг. были включены в Госплан. v 72. Как правило, все работы выполнялись одними контрреволюционерами, поскольку политические не были обязаны работать, а уголовники отказывались.

   Культпросветдеятельность В начале культпросвет. деятельность заключенных развивалась вполне свободно (впоследствии она была подчинена указке начальства). Некоторое время действовало Соловецкое общество краеведения, которое в т. ч. изучало условный язык заключенных Соловецких лагерей. Была и художественная самодеятельность. Однажды соловецкий хор приветствовал прибывшее из Москвы начальство куплетами: Всех, кто наградил нас Соловками, Просим v приезжайте сюда сами! Посидите здесь годочка три, четыре, пять... Будете с восторгом вспоминать.

   Начальство посмеялось.

   Произвол и его роль С. л. прославились дичайшим произволом местного начальства, как из числа заключенных, так и работников ОГПУ. Нормальными явлениями были: избиения, иногда до смерти, часто без повода; морение голодом и холодом, иногда до смерти; индивидуальное и групповое изнасилование заключенных женщин; выставление на "комарики" летом, а зимою обливание водой под открытым небом; забивание насмерть пойманных беглецов, причем изуродованное тело бросали на несколько дней у ворот лагеря. Хотя все это делалось не по указке ОГПУ, но служило преследуемой им цели: психически сломить заключенных, чтобы превратить их в безвольную массу.

   Периодически наезжавшие из Москвы комисси наказывали наиболее зарвавшихся начальников из заключенных и иногда кое-кого расстреливали. Местных же чекистов в худшем случае переводили на другую должность на материк. Когда слухи о соловецких зверствах распространились на воле, ОГПУ решило пригласить М. Горького, который, посетив С. л. в 1929 г., остался восхищен "мудростью и гуманностью чекистов".

   После этого соловецкое начальство так распоясалось, что ОГПУ в том же 1929 г. было вынуждено выслать очередную комиссию, возглавляемую Фельдманом, которая впервые расстреляла несколько соловецких чекистов. Примерно в течение года на Соловках царил "либерализм", и возврат к "норме" был сравнительно медленный. Безудержному произволу местного начальства способствовали периодические расстрелы заключенных по заданиям Москвы.

   Численность и смертность после окончания 1-й мировой войны понадобилось ок. 30 лет, чтобы замести следы 15-летнего хозяйничанья ОГПУ-НКВД, прежде чем на Соловках мог быть открыт музей-заповедник. Опыт Катыни и Винницы заставил разыскать и выкопать десятки тысяч трупов, перемолоть их кости и выбросить в море... Приблизительная численность населения С. л.: 1923 г. v 4000, 1927 - более 20000, начало 30-х - более 650 тыс. (вместе с отделениями на материке). Ок. 20% составляли уголовники-рецидивисты.

   Очень высокая смертность объясняется не только непосильным физическим трудом, недостаточным питанием и медобслуживанием. Многие гибли от избиений, а также из-за систематической неподготовленности лагерей к зиме, когда ледостав задерживал поставки продовольствия с материка. Иногда за зиму гибло до 1/3 заключенных. Гибли и от эпидемий, в 1929 г. почти 20 тыс. померло от тифа.

  С. - важнейшая веха в истории ГУЛага и стр-ва коммунизма Соловки - важнейщая веха на пути к созданию подлинно советского метода строительства светлого будущего путем принудительного труда. 15 лет соловецких опытов на сотнях тысяч заключенных вконец убедили ленинское руководство, что в специфических советских условиях подневольный труд целесообразен.

   Соловецкие опыты показали, что стукачество - самое верное и безотказное средство разрушения самообороны угнетенных и эксплуатируемых, что их беспомощность успешно усиливается систематическим игнорированием их жалоб.

   Опыт, приобретенный ОГПУ на Соловках, был не только использован в последующем лагерном строительстве, но с успехом применяется к основной массе советских граждан. В то же время некоторые методы самообороны соловецких заключенных бесповоротно утвердились в советском быту (туфта).

  Ряд соловецких достижений прочно вошли в советскую пенитенциарную практику: определение политзаключенного ниже уголовника-рецидивиста (позднее перенято Гитлером и Муссолини); обеспечение излишней подневольной рабсилы путем продления срока приговора; по истечении срока политзаключенных и некоторых уголовников не отпускают, а отправляют в ссылку; избиение до смерти пойманных беглецов и выставление трупов в назидание их товарищам; шкала питания; и т. д.

   Большая советская энциклопедия о Соловках: В 15 в. на Соловецком о-ве был основан один из крупнейших монастырей России. С 1947 г. С. о-ва являются государственным историко-архитектурным музеем-заповедником. (БСЭ, т. 24). О десятках тысяч замученных людей БСЭ не упоминает.

Источники: Главным источником для настоящей статьи послужили беседы, проведенные автором с сотнями бывших соловчан, в том числе и с Ногтевым, многолетним начальником С. л. (в Бутырской тюрьме, в 1938 г.). Не сомневаясь в том, что будет расстрелян, Ногтев был цинично откровенен. Воспоминания о С. л. были опубликованы многими из бежавших или уцелевших соловчан.