Соловки: экскурсии в Соловецкий монастырь.

Юнги Северного флота

Е. Тарханова. Статья историко-краеведческого музея г. Полярный.  

   25 мая 1943 года нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов подписал приказ о создании на Соловецких островах школы юнг.1 сентября начались занятия для сотен будущих мореходов, они совмещались с нелегким трудом землекопа и лесоруба. В местечке Савватиево школяры строили землянки, камбуз, баню - морская наука требовала надежного тыла. По рассказам участников тех событий, привезли их ночью - так было безопасней - немецкие подводные лодки дежурили в Белом море. Семнадцать верст пешком до места, отведенного под школу - на привалах мальчишки падали в траву и пытались найти ягоды - очень хотелось есть. С романтическими иллюзиями в первые же дни на Соловках пришлось расстаться - труд был тяжел. Надо было копать землянки, валить лес, выполнять все работы по самообслуживанию - стирать свое белье, работать на камбузе и прочее.

   Неужели Родина не смогла обойтись без "мальчиков"? Обошлась бы, победила бы. Но детский порыв мстить за погибших родителей был настолько велик, что пришлось пойти ему навстречу.

   Принимали мальчишек по комсомольским путевкам, с образованием 6-7 классов и не каждого, предпочтение отдавалось тем. Чьи отцы погибли на фронтах. Чтобы попасть в школу, а попасть в нее мечтали тысячи, некоторые ухитрялись "взрослеть" на год - два, скрыть болезни, социальное происхождение родителей. Леня Христофоров, забракованный врачебной комиссией, воспользовался документами товарища и проучился год. Обнаружив подмену, его не стали исключать, а направили на Черное море, где он и прослужил четверть века.

   Исключительный случай с пятнадцатилетним Сашей Рабиновичем, который учился в школе под фамилией Ковалев и с чужой биографией. Мы так и чтим его, "морского орленка" Северного флота, как Сашу Ковалева, чьим именем названа улица в Мурманске. В разгар боя он закрыл собой пробитый коллектор мотора торпедного катера, а погиб на следующий день, 9 мая 1944 года по возвращении в базу. История Саши занимательна. В ней много путаницы - например: горьковчане считают, что он родился в Горьком, москвичи - в Москве, ленинградцы - в Ленинграде, а украинцы - на Украине. На самом деле, он родился и рос в Москве. Его родители, евреи по национальности, были репрессированы в 1937 году, а Сашу взяла к себе тетя, сестра матери и перевезла к себе в Ленинград. Муж у тети был военный моряк Ковалев, а тетя - Райт-Ковалева. Так Саша и стал Ковалевым. Был ли он официально усыновлен своими родственниками - достоверно не известно. В начале войны флагманского механика Беломорской военной флотилии Ковалева перевели в штаб Беломорской флотилии в Архангельск, а его жена с Сашей эвакуировалась куда-то под Ярославль. В конце 1941 года Райт - Ковалева с Сашей переехали в Архангельск, к месту службы мужа. Она стала работать в радиокомитете, а Сашу устроили на штабной катер. Когда была создана школа юнг, Саша поступил в эту школу. Учился он в пятой роте на моториста. Был направлен на Северный флот в бригаду торпедных катеров. В 1955 или 1956 годах отец и мать Саши были реабилитированы, мать вернулась в Москву, а отец погиб в лагерях. Однако, архивно, эти данные не подтверждены.

   Саша Рабинович, имея такого дядю - инженера капитана 2 ранга Николая Петровича Ковалева и не без его помощи, заимствовал биографию кандидата в юнги шестнадцатилетнего Юрия Николаевичи Ковалева, комсомольца, уроженца горьковской области, 1926 года рождения. Так он стал горьковчанином. Почему Сашу считают ленинградцем - тоже сеть объяснение. Его тетя, Раиса Яковлевна Райт - Ковалева, впоследствии известная переводчица западной литературы, игравшая роль приемной матери, после смерти Саши "обогатила" его биографию в русле идеологов - политуправленцев: "Зимой 1943 года на торпедные катера Северного флота прибыл один из лучших мотористов - юнг Саша Ковалев, сын старого балтийского моряка-подводника, отличник учебы, лыжник, волейболист и любитель игры на гитаре…". Новой биографией Саши вооружились авторы листовок и книг, добавив, что Саша - блокадник и его родители умерли от голода.

   Однако вновь выявленные материалы нисколько не принижают значимость подвига юнги Северного флота. Образ Саши Ковалева (стоит ли возвращать ему настоящую фамилию), пусть и приукрашенный местами, олицетворял мужество целого поколения соловецких юнг, успевших повоевать. Более половины которых не вернулось из боя…

   Интересна и судьба и еще одного человека, связанная со школой юнг. Это - Сергей Сергеевич Шахов. Детство его было трудным - рос без отца, чтобы прокормиться работал по найму. Первый комсомолец на селе в родной Ивановской области. Председатель сельсовета, зачинатель коллективизации ("…один раз стреляли, другой - чуть не закололи вилами"), заведующий избой-читальней, инструктор райкома комсомола, в 20 лет - кандидат в члены ВКП(б). Стал он комсомольским вожаком и на флоте. Куда его призвали в 1933 году. Служил на подводных лодках на Севере, на Балтике. В 24 года награжден орденом Ленина за ударное освоение техники, тогда в преддверии особенных событий отличников труда и службы поощряли - намечался 10 съезд комсомола. Выступил Шахов перед его делегатами, а орден получил из рук "всесоюзного старосты" Михаила Николаевича Калинина в Кремле. Перед войной Шахов окончил два военно-политических заведения с морским уклоном. А войну встретил в должности инспектора Политуправления Северного флота, потом - комиссар школы юнг.

   Другая судьба - другая биография. Генри Таращук служил на торпедном катере ТКА - 13.Его считали погибшим, катер при атаке вражеского конвоя потопили корабли охранения. Израненного юнгу подобрали немцы. Он чудом выжил в лагере вблизи Киркенеса.

   Другой юнга - катерник - Иван Зарин участвовал на ТКА-218 во взятии на абордаж противника, участвовал в захвате пленных. За этот бой соловецкого воспитанника наградили орденом. Иван Павлович Зорин осел в Заполярье, жил в Коле, ходил в море на мурманских рыболовных траулерах.

   Выпускник школы юнг Анатолий Негара служил на тральщиках. Его корабль потопила подводная лодка в Карском море. Спасательный понтон с моряками две недели носило по осеннему морю - без пищи и воды. Острова, встречавшиеся на пути, были пустынными. Выжили немногие, их спас мешок муки, найденный в полосе прибоя. После войны А.А. Негара работал на Харьковском тракторном заводе, и, несмотря на болезни, преследующие его с того памятного плавания, приезжал на Соловки.

   Всего же в школе юнг обучались представители почти 80 городов Советского Союза.

   А сколько знаменитых людей дала Соловецкая школа юнг: Народный артист СССР Борис Николаевич Штоколов, лауреат Государственной премии писатель Валентин Саввич Пикуль, лауреаты от производства - А.П. Исаев, Н.Д. Махотин, Р.М. Старостин, Р.С. Гильфанов. Есть Герои Советского Союза, получившие это звание в мирное время: адмиралы-подводники В.К. Коробов, Н.В. Усенко, Герои Социалистического труда - М.Т. Балуев и С.Н. Савин. Есть заслуженные и рядовые художники, директора заводов, фабрик, институтов, отличники многих профессий. Юнги нашли свое место в жизни.

   В 1942 году только комсомол Башкирии отправил в Соловецкую школу юнг 120 юношей. Среди них был и Аркадий Ежов - инициатор встречи юнг в послевоенное время.

   Сколько радости, воспоминаний, рассказов и искренности было в послевоенных встречах выпускников соловецкой школы. Бывшие сигнальщики, мотористы, боцманы, радисты молодели на глазах, вспоминая былое. В июле 1972 года на встречу приехало 134 человека из 43 городов. А в июле 1975 года - уже 350 человек из 74 городов. Тогда и был установлен памятник юнгам Северного флота, а при Музее-заповеднике Соловецкого кремля открыли музей юнг. Время уничтожило следы землянок и построек военных лет, на их месте сейчас деревья и заросли кустарника, но бывшие юнги без труда находят дорогие сердцу места. Взрослые мужчины, не скрывая слез, вспоминают свою флотскую юность, где радость шла рядом с горем, а молодость рядом со смертью.

   К 50-летию первого соловецкого призыва вышла книга Сергея Сергеевича Шахова в соавторстве с литератором Н.Г. Стеньковой - историко-документальная повесть "Из юнг в адмиралы". Собственно, книгу написали сами юнги - это их письма, невыдуманные истории, эпизоды военной юности.